Советы бывалого рыболова: Из практики рыболова-спортсмена - страница 7


Лучшее время ловли ленка — с рассвета до 7 — 8 часов утра и с 14 до 20 часов. Сразу после нереста ленок хорошо ловится на различные приманки, так как сильно изголодается во время икромета. Летом, с потеплением воды и ее помутнением, ленок разбредается по протокам, мелководным плесам с умеренным течением и по тихим заводям. Питается он в это время насекомыми, мелкой рыбой и постоянно переходит с места на место. Найти его на просторах большой реки и поймать на спортивные рыболовные снасти становится все труднее, и многие рыболовы говорят, что «леночки помогают впустую провести денечки». С понижением температуры воздуха ленок снова собирается на глубокие ямы и плесы.

Речной ленок, обитающий в других реках, не отличается от ангарского и байкальского, но уступает им по размерам. Летом он питается насекомыми, их личинками, ракушками, нередко поедает икру других рыб, ловит мышевидных грызунов. На пристрастии ленка к мясным блюдам основана и имеет очень широкое распространение ночная ловля на искусственную мышку, о чем будет рассказано ниже.

Самый простой способ ловли ленка с берега, которым пользуются местные рыболовы, не требует больших затрат на рыболовные снасти и приманки, а осуществляется при помощи закидушек. Способ ловли ленка на закидушки сходен с ловлей налимов на удилища с колокольчиками на конце. Ловить рыбу на закидушки начинают с самого рассвета и заканчивают в 7 — 8 часов утра, то есть пока ленок стоит близко от берега и не ушел еще на ямы.

Закидушка состоит из тонкого, прочного удилища длиной 1,5 — 2,5 м, лесы толщиной 0,7 — 0,8 мм, длиной 12 — 15 м, свинцового грузика весом 40 — 50 граммов и двух крючков № 7 или № 8, привязанных к лесе при помощи коротких поводков толщиной 0,35 — 0,40 мм. На крючки наживляют по одному червю, обычно не выморенному и не подкрашенному красителем. Взявши лесу выше грузила, простым взмахом руки эту снасть забрасывают в реку напротив себя на расстояние, равное длине лесы, и укрепляют комлевый конец удилища на берегу. Расставив таким образом по берегу 3 — 4 удилища с донной снастью, рыболов сидит около огонька в ожидании поклевки. Взяв наживку, ленок сильно трясет удилище, и рыболову остается только вытащить его из воды. Для этого он вынимает из камней конец удилища, перехватывает лесу рукой, и, бросив удилище на берег, перебирая лесу руками, выводит рыбу на берег. Лежащую на дне наживку рыба берет спокойно и без опаски и часто заглатывает ее настолько, что достать крючок из ее рта бывает довольно трудно. Сходов при ловле на закидушки бывает очень мало. Днем рыба от берегов отходит и ловля на эти самые примитивные снасти прекращается.

Некоторые рыболовы подобные закидушки используют для ловли ленка, тайменя и налима, наживляя на крючок не дождевых червей, а живца. Для этого на леске оставляют один удлиненный поводок толщиной 0,6 мм с крючком № 8 — 8,5. Таким прочным крючком прокалывают хребетик живца ниже спинного плавника и эту снасть забрасывают в воду. Установленные закидушки с живцами оставляют на ночь без присмотра. Проверив утром, есть ли улов, и заменив испорченных живцов, их оставляют на день. Хорошие, шустрые живцы, аккуратно наживленные на крючок и осторожно опущенные в воду, живут двое и более суток и не требуют частой замены.

Если с подъемом воды ленок и таймень ловятся гораздо хуже, то налим, наоборот, подходит ближе к берегам, берет живца и попадает на уху старательным рыболовом.

В местах, где чистое дно, без топляков и валунов, применяют небольшие переметы, которые рыболовы оставляют в реке на ночь. На переметы улов гораздо меньше, чем на закидушки, потому что оставленный бесконтрольно перемет подвергается нападению мелкой рыбы, которая успевает испортить червей, прежде чем к ним подойдет ленок. Кроме того, около дна водой постоянно несет тину, водяной мох, листья и траву, которые повисают на лесе и на крючках, скрывая червей от рыбы.

Более активный, но также очень простой способ ловли ленка маховым удилищем с лодки впервые довелось увидеть на реке Лене около д. Кунициной. Снасть, применяемая при этом способе ловли, состоит из легкого, очень гибкого удилища длиной 4,0 — 4,5 м, лесы толщиной 0,6 мм, длиной 10 — 12 м, свинцового грузила, подвешенного к основной лесе при помощи отдельного поводка из этой же лесы длиной 20 — 25 см, и длинного поводка с крючком. Основная леса и поводок с крючком составляют прямую линию, а грузило свешивается вниз на длину своего поводка. Червей на крючок рыболов наживлял сразу по 4 — 5 штук и, поплевав на них, забрасывал такой «гастроном» вместе с грузом поперек реки на всю длину лесы. Опустившийся на дно груз сносило течением, причем черви на крючке опережали его и плыли навстречу рыбе. Легким подергиванием удилища рыболов проводил груз по дуге по самому дну реки. Являясь продолжением лесы, не отягощенный грузом поводок с крючком передает малейшее прикосновение рыбы. Чувствуя его по удилищу, рыболов не раз пытался засечь рыбу, пытавшуюся взять большой клубок наживки. Только скормив несколько порций червей, ему удалось засечь очень голодного или жадного ленка. Вытащить при такой технике крупного ленка в лодку совсем не просто. Для этого нужно находящееся в руке удилище завести через голову назад, второй рукой ухватить лесу с борющейся на крючке рыбой, положить удилище на дно лодки и, перебирая обеими руками лесу, добраться до ленка и перекинуть его через борт лодки. Поклевок и сходов было немало. Причины такой неудачи рыболов не знал и костерил всех ленков на свете за то, что скормил им целую банку червей, а добыть их в тех местах нелегко.

Ловля ленка в жаркую летнюю пору носит случайный характер. В большую теплую воду он разбредается по таким местам, где поймать его на спортивные снасти очень трудно. Только хорошо зная место его пребывания, можно надеяться на успех. Таким местом может быть устье холодной речки или горного ручья с холодной чистой водой. На мелких лещадях (лещадь — очень мелководный проходной плес с галечным дном светлого тона) и выше перекатов остается только мелкий белячок.

С конца августа ленок начинает скатываться с верховьев рек и скапливаться на плесах, ямах и в заломах, где проводит почти весь день. На ночь он выходит на кормежку под перекаты, выше перекатов, в протоки, где высматривает, чем бы поживиться.

Когда ленок гуляет вне своего дома, он плавится на мелких местах, около самых берегов, в очень тихих заводях. Малоопытные рыболовы часто гоняются за ним и делают забросы своей снасти на место, где только что сплавился ленок, но успеха такие попытки не имеют. Жирующий ленок на одном месте не стоит, а находится в движении, и угадать, где он в настоящее время, очень трудно. Утром рыба возвращается на свое постоянное местожительство, где остается на дневку.

Отдельные рыболовы ловят ленка на грузовую снасть, применяя в качестве живца бычка–подкаменщика и ангарскую мольку. Способ этот не дает хороших результатов, потому что наживка плохо удерживается на крючке, ее часто приходится менять, а с живцами много хлопот. Ловля на грузовую снасть с искусственными мушками и червями применяется повсеместно. Искусственные мушки по форме и расцветке почти не отличаются от грузовых мушек для ловли хариуса, но значительно больше по размерам. Например, одинарные мушки изготавливаются на крючках № 7, № 8,5 и на тройниках, спаянных из крючков таких же размеров. В зависимости от времени ловли и погодных условий цвет мушек очень изменяется. После снятия запрета на нерест ленок берет мушки цвета ракушек, обитающих на дне, и бычковой икры. Позднее — мушки тельного, палевого и лимонного цветов в разгар лета — более красных тонов, бордового с разными оттенками и золотистой повихой. С началом цветения тополя хороший улов дают белые мушки с сиреневой или бордовой повихой, оснащенные несколькими волосками от шкурки барсука или рыжего беличьего хвоста. Ближе к осени и осенью, когда все летающие и прыгающие насекомые постепенно исчезают, рыба опять берет темные мушки, по цвету сходные с обитателями речного дна.

Осенью, скатываясь с верховьев рек, ленок скапливается на кормовых ямах, где, непотревоженный, может задержаться продолжительное время. На такие места рыба приходит и в одиночку и мелкими косяками и какое–то время берет различные приманки и земляных червей, а затем вся уходит в низовье реки. До подхода новой партии рыбы рыболов за несколько дней, случается, не видит ни одной поклевки. Осеннее передвижение рыбы как–то невольно приходится сравнивать с осенним перелетом птиц, которые, также отдохнув от долгого пути, поднимаются на крыло и исчезают в голубой дали.

Способ ловли ленка на грузовую снасть почти одинаков с ловлей хариуса, только удилище, леса и грузовая снасть в целом должны иметь больший запас прочности.

На всех реках Иркутской области, в том числе и на Ангаре, местные рыболовы в качестве приманки применяют искусственных мышек. Способ этот дает возможность поймать немного рыбы на уху, и им увлекалось не одно поколение рыболовов. Дело в том, что он применим только в ночное время и не лишен определенной романтики. Если в дневное время ленок берет только земляных червей и искусственные мушки, очень редко блесны и живца, то в ночное время он превращается в настоящего хищника. Появляясь около берегов, под речными перекатами и около каменных осыпей, он, кроме всего прочего, переходит на мясной рацион. Часто у пойманных ленков при вскрытии желудка находят заглоченных мышевидных грызунов. Видимо, это обстоятельство подсказало сибирским рыболовам делать искусственные мышки под вид настоящих. И надо сказать, что в этом деле они достигли настоящего мастерства. Лов рыбы производится в тихие темные ночи с наступления полной темноты до полуночи. После небольшого перерыва ловлю продолжают до наступления утренней зари (если у рыболова хватит терпения). Искусственные мышки делят на три группы: грузовые, т. е. отяжеленные свинцом, комбинированные и верховые.

Лов ленка и тайменя на искусственные мышки производят в одних и тех же местах, в одно и то же время и одинаковыми снастями, поэтому рассказ об их ловле будет помещен ниже.

Таймень.

В местах обитания ленка живет и таймень, «хозяин» всех ям и плесов. Этот красноперый красавец, сильный и гордый, достигает огромного веса, имеет длинное (прогонистое) брусковатое тело стального цвета с красноватыми пятнами и черными крапинками на спине и боках, красный хвост и такого же цвета плавники украшают тайменя и являются мощным орудием при переходе перекатов, стремнин и при преследовании добычи. Очень крупный таймень ударом хвоста может сбить человека с ног или вышибить из лодки.

На нерест таймень поднимается в верховья рек сразу после ледохода. Икру он мечет на мелких каменистых местах, для чего из больших рек заходит в малые речки и реки с холодной и чистой водой. Например, из Ангары на икромет таймень кроме Иркута, Белой и Оки заходит и в Ушаковку. Во время нереста взрослый таймень меняет окраску и приобретает бурый или темно–красный цвет.

После нереста таймень постепенно начинает скатываться в низовья рек. Основной ход его в обратный путь совпадает с началом листопада. В это время он останавливается на глубоких ямах, в заломах и тихих плесах, откуда выходит на охоту к перекатам, порогам и на мелкие места, где ему легче поймать зазевавшуюся рыбу. В теплое время года часто обитает у впадения небольших речек и ключей с чистой и холодной водой.

Таймень средних размеров предпочитает жить небольшими группами, а крупные — как правило, парами. Таймень любого возраста и размера — настоящий хищник. Питается разной рыбой, мышевидными грызунами и прочей живностью, оказавшейся в воде. Крупный таймень охотится за белками, переплывающими реки, ондатрами, за утятами, а иногда и за взрослыми дикими утками. Несмотря на такое разнообразие блюд, он не отказывается от насекомых, их личинок и червей, видимо, на этом и основана ловля его на искусственные мушки.

В погоне за добычей он не считается ни с ее размерами, ни с условиями охоты и, как говорят, забывает обо всем. Нам не раз довелось быть свидетелями, как, преследуя рыбу, крупные таймени в полном смысле выскакивали на пологий берег Киренги и потом с трудом возвращались в родную стихию. Однажды видели, как в неглубокой протоке Лены таймень поймал какую–то рыбу, наверное ленка, но не мог заглотить его сразу, а всплывал на поверхность воды и встречным потоком буквально проталкивал добычу в пасть. Чтобы окончательно пропихнуть торчащий из пасти хвост непомерно большой для него рыбы, тайменю потребовалось несколько раз повторять резкие броски против течения реки. Таймень редко упускает свою добычу, а где можно — не прочь и прихватить чужую. Нам неоднократно приходилось у охочих до дарового обеда тайменей отбирать, попавшихся на спиннинговую снасть крупных ленков. Только приблизившись вплотную к борту лодки или урезу воды у берега, хищник отпускал истерзанную рыбу. Уж очень неохотно расстается он с легкой поживой. Подтянутый из глубины к лодке таймень с рыбой в пасти хорошо, виден, значит, и он видит рыболова, но все же добычи не отдает до последней возможности.

Для дневной стоянки таймени выбирают самые глубокие ямы, преимущественно сливные, такие, где вода с плеса или мелкого места круто скатывается вниз. В начале сливной ямы около дна получается затишье, а иногда даже обратное течение. Такие ямы часто встречаются на Иркуте, Лене, Киренге и многих других реках. Если поблизости от кормежных мест нет подходящих ям, для дневной стоянки таймени выбирают затопленное или подмытое дерево, свисающее в воду, за которым также образуется небольшое затишье, иногда очень близкое от берега. Особенно охотно они скрываются в больших заломах. На Киренге и Улькане много раз приходилось видеть в глубине меж бревен крупных тайменей, которых добыть днем невозможно. В таких местах и за большими валунами он находится только в холодное время года, когда вода чистая и студеная. В августе — сентябре вода в реках теплее и мутнее и таймень разбредается по протокам и мелким плесам, где подолгу отстаивается. Корма здесь ему достаточно, добывать его легче, поэтому найти тайменя и поймать на наживку или искусственную приманку очень трудно. Основной лов тайменя на Ангаре начинают с наступлением холодов. Ловят только с лодки сплавом на живца или на покатные искусственные мушки. В качестве живца берут среднего хариуса, которого специальным свинцовым грузом «пельменем» удерживают на течении около дна реки. Оснащенный тройниками хариус, согнутый снасточкой в форме полумесяца, вращается на специальном карабине и своими движениями привлекает внимание рыбы. При ловле тайменя лодку на якорь не устанавливают, а сплывают вниз по течению на веслах или на малых оборотах мотора. Опустив в воду, снасть с наживкой, рыболовы отпускают ее на 20 — 30 метров от лодки и плавают челноком от одного берега до другого. Таймень не всегда попадается на крючки и часто портит наживку. Он имеет очень сильные челюсти и, кроме порчи наживки, при поклевке ломает крючки так, что от тройника остается одно цевье с ушком. Сорвавшийся с крючка таймень вторично наживку берет очень редко или совсем не берет, может, уходит на другое место. Резкость поклевок бывает разная. Она зависит от размера рыбы и от того, с какого положения таймень взял наживу. Рывок может быть таким сильным, что рыболов не удерживает удилища в руках, но может выглядеть и как простой задев за дно. При любой остановке снасти нужно обязательно делать резкую двойную или тройную подсечку, так как слабая или несвоевременная подсечка дает возможность рыбе отпустить наживу и уйти.

Попавшись на крючок, таймени ведут себя по–разному. Самый «бойцовский» характер проявляют таймени десяти–двенадцати килограммов. Более крупные экземпляры спокойны, так как, очевидно надеясь на силу, не верят, что их могут вытащить на какой–то маленький крючок. Свою ошибку они начинают понимать, когда дело принимает серьезный оборот и нужно принимать все меры для спасения жизни. Если ему сразу после подсечки не удалось сделать бросок в сторону, стать поперек реки или развернуться вниз по течению. он, не отрываясь от дна, водит снасть из стороны в сторону и очень тяжело подвигается вверх по течению. При вываживании попавшегося крупного тайменя надеяться на прочность лески, удилища и прочей снасти нельзя. Нужно тут еще умение пользоваться удилищем и катушкой: удилище нужно поднять вверх под углом в 45 — 50° к поверхности воды и, действуя как пружиной, нейтрализовывать все рывки рыбы, а катушкой регулировать натяжение лесы. Если рыболов чувствует, что таймень «давит» так сильно, что может порвать лесу или сломать крючки, нужно спокойно немного «стравить», то есть сдать несколько метров. При ослаблении сопротивления рыбы лесу следует сразу наматывать на катушку, чтобы приблизить ее к себе и иметь запас лесы на катушке. В практике бывают такие критические моменты, когда вся леса с катушки израсходована, удилище оказывается направленным в сторону попавшейся рыбы, а таймень не остановлен и продолжает «давить» до тех пор, пока не оборвет снасти. Излишняя «слабина» может позволить рыбе сделать самый неожиданный маневр и сорваться с крючка. Утомленного борьбой тайменя подтягивают к лодке и, подхватив около хвоста специальным крюком–багориком, переваливают через борт.

Крупная рыба, особенно таймень, является самым желанным и дорогим трофеем для рыболова. Ловля тайменя не может быть сравнима ни с какой другой. Сибирский таймень кроме своих размеров, поражающих воображение рыболова, известен еще как дерзкий беспощадный разбойник, нагоняющий страх на всю рыбью братию, обитающую в реке. Подсечь его случалось не многим рыболовам, и испытать чувство победителя в долгой и трудной борьбе с гигантом пресных вод удается далеко не каждому из этих счастливчиков. Отдельные несведущие люди сравнивают ловлю тайменя с охотой на наземную дичь. Сравнение это, надо сказать, не совсем удачное. Охотник, делая выстрел, поражает дичь на расстоянии и подходит к ней, когда она мертва. На охоте нет вопроса — кто победит? Побеждает тот, у кого в руках ружье, если, конечно, он не «мазила». Если же в руках рыболова имеется даже первоклассный спиннинг и на крючке «сидит» таймень — это еще не победа. Здесь с момента поклевки и до момента, когда рыба окажется на берегу или на дне лодки, вопрос «кто кого перетянет» остается открытым. Не далее как этой осенью у моего друга, удившего рыбу на реке Лене, выше рабочего поселка Качуг, на искусственную мышку взял таймень, который долгое время таскал, как на буксире, металлическую лодку с мотором и спокойно ушел, оставив рыболову горечь поражения на всю жизнь. Рыболов, зацепивший тайменя размером иногда в полный свой рост, держит его на сравнительно тонкой снасти (капроновая леска — не стальной трос), сознает его силу и, только уверенный в своем мастерстве, каждую секунду в продолжение многих минут чувствует сладость и волнение борьбы с противником, достойным уважения.

При всем своем буйном характере таймень очень наблюдателен и осторожен. Он часто преследует блесну на близком расстоянии и сопровождает ее до самой лодки или до берега, но при виде опасности молниеносно уходит в глубину. Человека на берегу он видит хорошо и очень редко берет приманку вблизи рыболова.

Прежде чем продолжить разговор о ловле тайменя, хочется остановиться на некоторых моментах, касающихся жизни и повадок рыбы вообще. Тот, кто занимается ловлей ленка, хариуса и тайменя, становится свидетелем такого поведения рыбы, которое дает повод думать о наличии у них сообразительности и чуть ли не разума. Многие непонятные явления рыболовы склонны приписывать рыбам как мыслящим существам, старающимся «наживку съесть и на крючок не сесть». Рыболовы хорошо знают, что рыба бывает подозрительна к незнакомым предметам и опасается их брать. Знакомые предметы, если они ведут себя необычно, также настораживают ее. Рыба, побывавшая на крючке, становится более осторожной и не берет приманку снова. Поэтому в разговорах о рыбной ловле и о самих рыбах красной нитью проходит мысль, что речь идет о разумных существах. Не исключено, что и в данном изложении может показаться, что описываемые рыбы хитрят, обманывают рыболова и мудрят на каждом шагу, лишь бы уйти от крючка или подсачка. Ответ здесь очень прост. Каждое живое существо хочет жить и старается сохранить свою жизнь, применяя все накопленное опытом и переданное из поколения в поколение. Тот факт, что у рыб имеется и «личный» опыт, подтверждает то, что в глухих местах, где нет людей, — рыба менее осторожна, чем в густонаселенных районах или в местах, где ее часто тревожит человек. Но накапливает свой опыт и рыболов: у каждого есть «свои» любимые приманки и тайны мастерства, но это «свое» рождается, конечно, из общего опыта рыболовов.

Спортивные рыболовные снасти для ловли ленка и тайменя можно условно разделить на три группы: к первой группе относятся легкие вращающиеся и тяжелые колеблющиеся блесны, разные рыбки–девоны, «чертики» и искусственные мышки. Ко второй группе относятся ленково–тайменные искусственные мушки всех видов. К третьей группе — различные наживы.

Многие рыболовы, особенно начинающие, не придают особого значения скорости проводки блесны, мышки или другой приманки в воде — «вертится, плывет, ну и ладно». Этого очень мало для того, чтобы поймать хотя бы какую–то рыбу. Каждый рыболов должен твердо уяснить, что сами приманки рыбу не ловят, а лишь являются орудием в его руках, которыми нужно уметь пользоваться. Какую роль имеет умение провести правильно блесну, можно увидеть на небольшом примере. Несколько лет назад мне довелось провести с товарищем очередной отпуск в доме отдыха «Анчук», расположенном на берегу Иркута в очень живописном месте. Кто там был, тот знает, что большая часть отдыхающих — рыболовы. Стояла теплая сухая осень, и мы проводили сентябрьские вечера на рыбной ловле. Облюбовали очень хороший, глубокий плес, известный у местных рыболовов под названием «Три зимовья», где «раскопали» стойбище тайменей, как сказал про нас один неудачливый рыболов. Вооружившись блеснами Сквирского, мы стали посещать этот плес, где редко, но брали таймени мою блесну, а у товарища поклевок не было, и он высказал предложение, что я иду по берегу первым и вылавливаю подошедшую рыбу. После перемены, как говорят, мест — результат не изменился. Не изменился он и от обмена спиннингами вместе с блеснами, после чего товарищ окончательно уверился, что даже испытанные снасти при неумелом пользовании успеха обеспечить не могут.

4980004344754363.html
4980111599166890.html
4980188107787214.html
4980276557832503.html
4980434803347940.html