А. А. Шевченко (sriaurobindo(a)mail ru), В. Г. Баранова - страница 47

^ ГЛАВА 16


ЧЕЛОВЕК - ПЕРЕХОДНОЕ СУЩЕСТВО


Первое время в Пондичерри Шри Ауробиндо жил очень бедно. Имя его было

занесено в черный список, а те, кто могли ему помочь, были далеко, почта его

просматривалась цензурой, за каждым шагом следили английские шпионы, которые

всеми возможными способами добивались его выдачи Англии - вплоть до того,

что подбрасывали в дом Шри Ауробиндо компрометирующие бумаги, а затем

доносили на него французской полиции*. Они даже пытались похитить его. Шри

Ауробиндо не имел никакого покоя до тех пор, пока однажды к нему в дом не

пришел с обыском комиссар французской полиции. В ящике стола он нашел

произведения Гомера и после того, как убедился, что это "настоящий

греческий", так преисполнился уважения, проникся таким восхищением к этому

джентльмену-йогину, который читал ученые книги и говорил по-французски, что

просто ушел и никогда не возвращался. С тех пор изгнаннику разрешалось

принимать всех, кого он пожелает, и перемещаться по собственному усмотрению.

За ним в Пондичерри последовало несколько товарищей по оружию в надежде, что

их "лидер" возобновит политическую борьбу; но поскольку "Голос"

безмолвствовал, Шри Ауробиндо ничего не предпринимал. Кроме того, он видел,

что политический процесс уже находится в развитии: в его соотечественниках

был разбужен дух независимости, и теперь события будут с неизбежностью

развиваться по пути полного освобождения Индии, как он это и предвидел. Ему

же предстояло нечто другое.


^ Сочинения Шри Ауробиндо


Основным занятием Шри Ауробиндо в первые годы изгнания было чтение Вед

в оригинале. До сих пор он читал их только в английском или индийском

переводах и видел в них, подобно ученым-санскритологам, лишь ритуальные

тексты, притом довольно неясные, имеющие невысокую ценность или значение для

истории мысли, или для живого духовного опыта1. Но читая их в

оригинале, он неожиданно открыл постоянную жилу золота мысли и духовного

опыта самой высокой пробы2. ... Я обнаружил, что мантры Вед очень

точно озаряют ясным светом мои собственные психологические переживания,

которым я не находил удовлетворительного объяснения ни в европейской

психологии, ни в учениях Йоги или Веданты3. Можно себе

представить, что духовные опыты-переживания Шри Ауробиндо несколько

ошеломили его, и ему потребовалось несколько лет для того, чтобы ясно

понять, что с ним произошло. Мы описали его духовные переживания в

Шандернагоре так, как будто ступеньки следовали четко друг за другом, и к

каждой из них тотчас же давались исчерпывающие объяснения, но объяснения

пришли гораздо позже. В то время он не имел никаких указателей, которые

могли бы направить его. И тут самая древняя из четырех Вед**, Риг Веда,

неожиданно указала ему на то, что он не совсем одинок на этой планете и не

сбился с пути. То, что западные и даже индийские ученые не поняли

необыкновенной глубины видения, пронизывающего эти тексты, не столь уж

удивительно, если учесть, что санскритские корни имеют двойное или даже

тройное значение, которое, в свою очередь, наделено двойной символикой -

эзотерической и экзотерической. Эти гимны можно читать, интерпретируя их на

двух или на трех различных уровнях значения, и даже после того, как находишь

верное значение, все равно трудно полностью постичь такие строки, как "Огонь

в воде", "гора, беременная высшим рождением", или поиски "утраченного

Солнца", после чего следует открытие "Солнца во тьме", если человек не

испытал переживание духовного Огня в Материи, взрыва скалы Бессознательного

или озарения в клетках тела. Сами риши говорили о "тайных словах, о мудрых

пророчествах, которые сообщают свой внутренний смысл лишь провидцу"

(IV.3.16). Поскольку Шри Ауробиндо уже обладал опытом, ему сразу открылось

внутреннее значение Вед, и он начал перевод обширного фрагмента из Риг Веды,

в частности - прекрасные "Гимны мистическому Огню". Поразительно то, что

риши пять или шесть тысяч лет тому назад сумели передать с помощью мантр не

только свои собственные переживания и опыт, но и опыт "предков", "отцов

людей", как они их называли (а те жили на сколько тысячелетий раньше!),

причем этот опыт воспроизводился из поколения в поколение без малейшего

искажения, без единого пробела, поскольку эффективность мантры зависит как

раз от точности ее произношения. Здесь перед нами - самая древняя традиция

мира в ее первозданном, нетронутом виде. То, что Шри Ауробиндо вновь открыл

тайну начала нашего человеческого цикла (может быть, прежде были и другие

циклы?) в век, который индийцы называют "черным", в Кали-юге, не лишено

значения. Потому что, если правда, что Дно касается нового слоя, то и мы,

должно быть, приближаемся к "чему-то" *.

Однако неверно отождествлять опыт Шри Ауробиндо с откровением Вед.

Каким бы поразительным оно ни было для нас, для него это было только путевой

вехой, подтверждением свершенного. Воскрешать Веды в двадцатом столетии, как

будто они раз и навсегда воплотили в себе всю полноту Истины, было бы

бесполезным занятием, потому что Истина никогда не повторяет себя дважды.

Шри Ауробиндо сам писал об этом в несколько юмористическом тоне: Поистине, в

этом потрясающем благоговении перед прошлым есть что-то поразительное и

пугающее! В конце концов, Божественное бесконечно, и развертывание Истины -

это, возможно, бесконечный процесс ... а не содержимое ореха, которое

полностью уже извлечено пророком или мудрецом, первым расколовшим скорлупу,

в то время как остальным ничего уж и не остается, как религиозно раскалывать

ту же скорлупу снова и снова4. Шри Ауробиндо собирался работать

не только над индивидуальной реализацией, подобно риши, но и над реализацией

коллективной, причем в условиях, которые сильно отличались от тех, в которых

жили доисторические пастухи. Прежде всего, большую часть времени он должен

был посвятить литературной работе, что, вероятно, пока что является одним из

видимых признаков его деятельности на коллективном уровне. В 1910 г. в

Пондичерри приехал французский писатель Поль Ришар. Он встретился с Шри

Ауробиндо и был настолько поражен широтой его взглядов, что в 1914 г.

предпринял вторую поездку туда только для того, чтобы вновь увидеть его, На

этот раз ему удалось уговорить Шри Ауробиндо изложить свои мысли на бумаге.

Так было основано философское обозрение на двух языках, французскими

выпусками которого заведовал Ришар. Родилась "^ Арья", или "Обозрение Великого

Синтеза". Но грянула война, Ришар был отозван во Францию, и Шри Ауробиндо

остался один и должен был публиковать каждый месяц шестьдесят четыре

страницы на разнообразные философские темы, хотя он и не был философом: ^ Ох

уж эта философия! Позвольте сообщить вам по секрету, что я никогда, никогда,

никогда не был философом, хотя и писал философские произведения, - но это

совсем другая история. Я знал весьма мало о философии до того, как стал

практиковать Йогу и приехал в Пондичерри - я был поэтом и политиком, а не

философом. Как мне это удалось и почему? Во-первых, потому, что Поль Ришар

предложил мне сотрудничать в философском обозрении - а поскольку моя теория

такова, что в соответствии с ней Йогин должен уметь приложить руки к любому

делу, то я не слишком сопротивлялся; затем ему пришлось идти на войну, и он

оставил меня в очень тяжелом положении: каждый месяц я должен был писать

шестьдесят четыре страницы на темы философии, причем совершенно один.

^ Во-вторых, потому, что я должен был только записывать на языке интеллекта

все, что мне гткрывалось и что я узнавал во время ежедневной практики Йоги,

и философия присутствовала там автоматически. Но ведь это не значит быть

философом! 5 Так Шри Ауробиндо стал писателем. Ему

было сорок два года. Характерно, что сам он ничего не решал: "внешние"

обстоятельства подвигнули его на этот путь.

В течение шести лет без перерыва, до 1920 г., Шри Ауробиндо публикует

почти все свои сочинения - около пяти тысяч страниц. Однако писал он совсем

необычно - не одну книгу за другой, а четыре или даже шесть книг

одновременно и на самые разные темы - такие книги, как "Жизнь Божественная",

его фундаментальный "философский" труд, в котором представлено его духовное

видение эволюции, "Синтез Йоги", где он описывает различные стадии и

переживания интегральной йоги и исследует все йогические учения прошлого и

настоящего, "Эссе о Гите", где изложена его философия действия, "Тайна Веды"

с исследованием происхождения языка, "Идеал человеческого единства" и

"Человеческий цикл", в которых эволюция рассматривается с социологической и

психологической точек зрения и исследуются грядущие возможности человеческих

коллективов и объединений. Он нашел


^ Единый символ, ключ к символу любому.

The single sign interpreting every sign6.


День за днем Шри Ауробиндо спокойно заполнял страницы своих сочинений.

Любой другой был бы утомлен до изнеможения, но он не "думал" о том, что

писал: ^ Я не принуждал себя писать, - объясняет он ученику, - я просто

предоставлял высшей Силе работать, и когда она не работала, я не

предпринимал абсолютно никаких усилий. Это в прежние "интеллектуальные" дни

я пытался иногда форсировать события, но не после того, как я начал

развивать свои способности в поэзии и прозе с помощью Йоги. Позвольте также

напомнить вам, что и когда я писал для "Арьи", и когда пишу эти письма или

ответы, я никогда не размышляю. ... Я пишу в безмолвии разума и пишу лишь

то, что приходит свыше, причем уже в завершенном виде7. Часто те

ученики, которые были писателями или поэтами, просили его объяснить

йогический процесс литературного творчества. Он объяснял это очень подробно,

зная, что творческая деятельность - это мощное средство приближения границы

сверхсознательного и низведения в Материю светоносных потенций будущего. Его

письма конкретны и поучительны: ^ Лучший отдых для мозга, - пишет он в одном

из них, - это когда мышление происходит вне тела и головы (или в

пространстве, или же на других уровнях, но именно вне тела). Во всяком

случае, так было у меня; ибо как только это происходило, тут же наступало

чрезвычайное успокоение; с тех пор я чувствую напряжение тела, но мозговую

усталость - никогда8. Подчеркнем, что "мышление вне тела" вовсе

не является супраментальным феноменом - это очень простой опыт, достижимый в

начале установления ментального безмолвия. Подлинным методом, согласно Шри

Ауробиндо, является достижение стадии, лишенной всякого личного усилия -

нужно полностью стушеваться, уйти в тень и просто позволить потоку войти и

пронизать себя: ^ Есть два способа встать на Великий Столбовой Путь. Первый -

это карабкаться, бороться и совершать усилия (как пилигрим, который

пересекает Индию, простираясь по земле и измеряя путь своим телом: это путь

усилия). И вот однажды вы вдруг обнаруживаете, что находитесь на ВСП, притом

- когда вы меньше всего ожидаете этого. Второй способ - это успокаивать ум

до тех пор, пока более великий Разум не заговорит через него (здесь я не

говорю о Супраментальном) 9. Но тогда, спрашивает

ученик, если это не наш разум думает, если мысли приходят извне, то почему

между мыслями одного человека и другого такая большая разница? ^ Прежде всего,

- отвечает Шри Ауробиндо, - эти мыслеволны, мысли-семена, мыслеобразы, или

чем бы они ни были, отличаются друг от друга по своему качеству и приходят

из различных планов сознания. И одна и та же субстанция мысли может

принимать более высокие или более низкие вибрации в зависимости или от плана

сознания, через который входят мысли (т. е. мыслящий разум, витальный разум,

физический разум, подсознательный разум), или от силы сознания, которая

завладевает мыслями и помещает их в того или иного человека. Кроме того, в

каждом человеке есть некое вещество ума, используемое приходящей мыслью для

того, чтобы придать себе форму или выразить себя (то, что мы обычно называем

транскрипцией), но вещество это бывает более тонким или более грубым, более

сильным или более слабым и т. д. в уме одного, чем в уме другого. Также в

человеке присутствует действующая или потенциальная энергия разума, у

каждого своя, и эта энергия разума по своей восприимчивости мысли может быть

светящейся или темной, саттвичной (ясной, спокойной), раджасичной

(страстной) или тамасичной (инертной), отсюда и проистекают

различия10. Шри Ауробиндо добавляет: Интеллект - это до нелепости

сверхдеятельная часть природы; он всегда думает, что невозможно что-либо

хорошо сделать, если он не вмешается, и потому он инстинктивно смешивается с

вдохновением, половину его или большую часть блокирует и работает, заменяя

собственными низшими, утомительными произведениями истинные речь и ритм,

которые должны были прийти. Поэт трудится в муках, чтобы найти одно верное

слово, подлинный ритм, истинную божественную субстанцию того, о чем он

должен сказать, и во все это время оно ожидает на заднем плане, завершенное

и готовое11. Но ведь усилие помогает, вновь протестует ученик, и

вдохновение приходит в результате подхлестывания, пришпоривания мозга:

^ Именно! Когда вы что-то получаете, то это происходит не в результате

подхлестывания, умственных толчков и ударов, но потому, что вдохновение

проскальзывает в момент между поднятием и опусканием молота и входит под

прикрытием ужасного шума12. После того, как Шри Ауробиндо написал

столько книг для своих учеников, он говорил, что на самом деле единственным

назначением книг и философий является не просвещение ума, а его успокоение с

тем, чтобы он мог, перейдя к опыту, получать непосредственное вдохновение.

Он сделал следующее заключение по поводу положения разума на эволюционной

шкале: ^ Разум - это неуклюжая интерлюдия между всеобъемлющим и точным

подсознательным действием Природы и еще более широким непогрешимым действием

Божественного. Нет ничего, доступного уму, чего нельзя было бы сделать лучше

при полной неподвижности ума и в безмолвии, свободном от мысли13.

По прошествии шести лет, в 1920 г., Шри Ауробиндо почувствовал, что на

сегодня он сказал достаточно. Работа в "Арье" завершилась. Остальную часть

его сочинений почти полностью составляют письма - тысячи и тысячи писем,

содержащие все практические указания, касающиеся йогических опытов,

трудностей и прогресса, и, наконец, самое главное его сочинение, гениальный

эпос (28813 строк) "Савитри", который Шри Ауробиндо будет писать и

переписывать в течение тридцати лет; эпос этот подобен пятой Веде, это живое

послание, в котором он говорит о переживаниях в высших и низших мирах, о

своих сражениях в Подсознательном и Бессознательном, о всей оккультной

истории эволюции на Земле и во вселенной и о своем видении будущего.


^ И знаками души своей все во вселенной постигая,

Он письмена явлений внешних читал из внутренней их сути.


Interpreting the universe by soul signs

He read from within the text of the without23.



4975935782367125.html
4976132272570840.html
4976255460313513.html
4976432385092236.html
4976509402899188.html